Самолеты

автор: Айгерим Тургунбаева

статус: свободен

САМОЛЕТЫ

Брошенная об стену чашка разлетелась на осколки. За ней следом об стену полетела тарелка с недоеденной лапшой. Затем с громким треском полетел табурет в дальний угол. Ребенок заплакал, выбежал на улицу. Почему папа такой злой иногда? А иногда дарит ему игрушки, конфеты достает из кармашков, на шее сажает, весело бегая; «Ари — самолет! Ууууу! Вот так летает наш самолет!»

Арсен убежал в дальний угол двора, и присел на камень у деревянной калитки, ведущей в огород.

Дома продолжали раздаваться звуки бьющейся посуды, крики отца и плач матери, умоляющей не бить ей. Арсен зажал ладошками уши, большие глаза были мокрыми. Где-то далеко летел самолет. Большие мальчики всегда бегут за ними, крича: «Самолет, бизди алып кет!»

«Когда я водил самолет, мы летели над океаном. Арсен, океан — это очень много воды. Это как небо, только на земле, такое же голубое и бесконечное. Там, за океаном, есть большие города и много людей, разговаривающих на чужом языке» — начинал всегда свои байки старый Атай-ата. Но потом его увезли в больницу. И он не возвращался. Арсен ждал его истории.

Из дома выбежала мама, с распущенными потрепанными волосами, торчащими во все сторонами. Ее лицо было опухшее, залитое слезами, с уголка губ сочилась кровь. Старенький халат был разорван у шеи. Спешно поправляя то халат, то волосы, мама подбежала к Арсену и, схватив в охапку, бросилась к калитке, и дальше в огород.

Дома крики отца стали утихать. Через некоторое время дверь с шумом распахнулась. Из темного проема показалась пьяная фигура высокого мужчины. Блуждающие красноватые глаза, небритое давно лицо, выгоревшее то ли от солнца, то ли от алкоголя, обросшие волосы — а ведь когда-то Самат был первым парнем на селе. Исчезла стать, уверенность, искорки в глазах, нет того Самата, которого уважали и любили соседи. А родственники давно обходят его дом стороной — иначе быть беде.

Выйдя во двор, он пьяным голосом начал звать жену: «Айнур!!! Мать твою, выходи! Айнууур!» Сделав пару шагов в сторону огорода, он остановился и оглянулся. Потом неуверенными шагами прошел к старенькому трактору, единственному кормильцу семьи. С трудом забравшись на сиденье, Самат уселся, обхватив руль, и через несколько минут раздался храп. Айнур с Арсеном вернулись от соседей через час.

Тихо приоткрыв калитку, Айнур со страхом в глазах, шагнула во двор. Было тихо. Июльские сумерки принесли прохладу, где-то далеко шумела река квакали лягушки. Закат был необычайно ярким. Айнур показалось, что-то зловещее было в уходе солнца. Отмахнувшись от плохих мыслей, она посадила Арсена на скамью у дома: «Не уходи, сиди здесь. К трактору не ходи, упадешь, снова коленки будем завязывать. Я посмотрю, что делает наш папа, и выйду обратно. Ты слышишь?» Получив утвердительный кивок головой, Айнур тихо юркнула в дом.

Не зажигая лампы, она щурилась в темноте пытаясь всмотреться в предметы.

Пройдя зал, она на цыпочках зашла в спальню. Никого нет. Странно. Где Самат?

Вдруг раздался рев мотора. Айнур вздрогнула. Трактор? Арсен. Рев усилился, по звукам — машина вот-вот должна была тронуться…

Не помня себя, она выбежала во двор… АРСЕН!!!

… Самолеты снова пролетают над домами. И другие дети снова бегут за ними, крича в догонку: «Самолет, бизди алып кет!»

Памяти малыша, которого не стало три дня назад…

Comments

comments