Молодые кинобизнесмены

Автор: Арген Адил уулу

Так получилось, что на сегодняшний день наблюдается провал между молодыми кинематографистами современного Кыргызстана и кинематографистами советской школы. Нас, молодых, часто обвиняют в неправильном кино, в неправильных пониманиях киноискусства. Некоторое время меня пугало слово “искусство”. Ведь, когда я решил для себя, что стану кинорежиссером, то столкнулся с таким фактом, как непонимание советского кыргызского кино. Конечно, я, как и многие другие, был воспитан на голливудских фильмах. Так почему же получилось, что на начальном этапе всех молодых режиссеров старое поколение не оставило своего педагогического следа, почему они не вызывали столь сильного уважения, не вызывали сильного восхищения, не вызывали желания сблизиться с ними, а наоборот, появлялось желание «потерпеть и пережить», чтобы создать свое кино? Может и не совсем отдельное от советского кыргызского, но и не приближенного. Почему же мы переживаем тургеневскую лайф киноверсию романа “Отцы и дети”?

1991 год. Развал Советского Союза. Киноиндустрия в связи с экономическими причинами ослабевает, ослабевает и вся страна. Старшее поколение, пытаясь “выжить”, пытаясь захватить кресла в Доме Кино и Кыргызфильме, а заполучив – удержать, возможно, позабыло о будущем поколении. Такая картина была присуща не только киноиндустрии, а многим отраслям страны: аграрной индустрии, промышленности и так далее. А ведь если бы был применен правильный стратегический подход, то наш ламповый завод в Майлы-Суу был бы не хуже «Vitek». Наши родители учились на художников, авиаинженеров, библиотекарей, ремонтников ламповых телевизоров. И все разом перестали функционировать.

Но странно другое. Если спросить у какого-нибудь представителя старшего поколения “Важно ли финансирование в создании хорошего фильма?” – все хором отвечают, что нет, не важно. Деньги совсем не имеют значения.

Один из примеров вы можете увидеть по этой ссылке. Бакыт Карагулов и Джуманазар Койчубеков. http://www.azattyk.kg/media/video/24788507.html

Но если деньги не имеют значения, то почему же вы про нас забыли, улуу урматтуу аксакалдар? Ведь сами-то боролись за денежные кресла!

Не знаю, стоит ли считать экономическую нестабильность причиной того, что взрослое поколение перестало передавать следующему поколению свое искусство, но Эрнест Абдыжапаров рассказывает о том, что это лишь визуальная видимость, что разруха пришла не с падением Советского Союза. “Упадок начался сразу после “кыргызского чуда”. Вплоть до перестройки была пробуксовка кыргызского кино. И как раз в 1992 году было запущенно 14 фильмов, 8 из которых вышли на большой экран. Потом закончились деньги у государства и перед нами – теми, которые на тот момент пришли уже в кино, а это Актан Арымкубат, это Марат Сарулу, это Темир Бирназаров – расстилалась чистая почва, где мы могли посеять свои семена. И мы принялись за это. Начали активно работать. Заново подняли Союз Кинематографистов. Открыли “Второе Дыхание”. Это “бешкемпир”, это “Маймыл”, это “Айыл Окмоту”. И самое главное общество откликнулось, общество заинтересовалось. Вот тогда и начинается “Министрдын кызынын махабаты”. Начинается… я не люблю так делить или называть, но сейчас это называется коммерческим кино”.

А быть может не состоявшаяся передача пошла на пользу молодому кыргызскому кино?
“Я пошел в Институт Искусств и хотел поступить туда. Но методика мне не понравилась. Это сейчас там ремонт сделали, а когда я пошел, то там… обшарпанные стены нагнетали атмосферу депрессивности, а не искусства. В АУЦА я научился такой штуке, как критическое мышление и сбору информации. По критическому мышлению ты никогда не должен во что-то верить, и должен находить опровергающую информацию. Я открыто скажу, что я рад тому, как сложился у меня путь” – рассказывает Руслан Акун.

На данный момент есть два научных подхода к кино: первое – кино как искусство; второе – кино как медиа. Кино, как искусство – это то, что как-раз-таки не передалось молодым кинорежиссерам. Принято считать это нечто советским. Кино как медиа – это что-то связанное с западнизмом. В любом случае, как не крути, все укладывается в идеологию.
Но у двух кинолагерей есть своя правда, свои каноны, своя этика, которые нужно знать обязательно, даже если не соблюдать. Право на несоблюдение дается в том случае, если работник кино знает каноны.
Если ты не знаешь искусствоведческие стороны кино, то оно всегда будет казаться для тебя скучным. Нужно знать визуальную красоту. У киномедийщика же есть большой проблемный выбор с этикой и ответственностью перед обществом. Либо ты просто развлекаешь народ, отсняв «Спайдермена», либо ты пытаешься помочь раскрыть глаза, сняв «Темного Рыцаря». В чем между ними разница? Оба супергероя борются со злом. Но в одном зло вымышленное, а в другом – настоящее: мафия, бандитизм, коррупция, общественная апатия, гражданский пофигизм.

На данный момент среди современного кыргызского кино не наблюдается второго вида. В кинотеатрах прокатывается только развлекательное кино. В основном комедии. Но даже среди них есть своя рыночная конкуреция, которая порождает салтанатовщину. За короткое время мы толпами вели зрителей на фильмы. И сейчас они чувствуют себя обманутыми. В попытке перенять зрителя на свой фильм, авторы стали ставить ярлыки на афишах: «Первый 3D фильм», «Первый спортивный», «Первый музыкальный», «Первый со спецэффектами», «Первый ужастик, основанный на реальных событиях» и др.

К примеру, на афишах фильма “Лоа” есть такая надпись, как «Мистический триллер. Основан на реальных событиях». При этом в интервью для «Вечернего Бишкека» автор фильма говорит следующее (далее цитата и ссылка на новость): “Важно было написать хороший сценарий. Для этого пришлось перечитать не одну книгу, пообщаться со многими людьми, которые могли нам чем-то помочь. Главная задача, которая стояла перед нами, – не перегнуть палку”, – продолжает автор сценария.
http://www.vb.kg/doc/238985_v_bishkeke_sniali_psihologicheskiy_triller_loa.html

Вот и получается, что у нас все первое. Как и первый фильм «Салтанат». Мы знаем, что он первый, но каков он внутри – без разницы. Отсюда и термин “салтанатовщина”, который не связан с самим фильмом, а с культом первичности продукта, когда зрителя пытаемся ввести в торжество.
Вот и получилось, что за короткий срок мы, кинематографисты, вызвали к себе недоверие зрителя. На данный момент если в кино не зайдут в течении двух дней, кинотеатры снимают с экранов. Фильм автоматически становится банкротом. Но это лишь побочный временный эффект прекрасного явления.
Оглянитесь на 5-6 лет назад. У нас кино совсем не снималось. На данный момент у нас есть количество. А как известно, после количества, всегда следует качество. Рынок сам все отфильтрует. По сравнению с другими странами постсоветского пространства Кыргызстан смог сам заново отстроить свой кинорынок. В других странах до сих пор нет своего масштабного экранного кинопроизводства. Сегодня мы кинобизнесмены, может пока и не великие режиссеры.

Тому можно дать еще один пример. В 2010 году состоялась Третья Киношкола в Киеве, куда были приглашены молодые кинематографисты. Отбор делался по их работам, которые так же показывались там. Кыргызстан в киносреде представляли два человека: Асель Жураева и Данияр Абдыкеримов. Фильм “Как выйти замуж за Гу Джин Пё?” был единственной полнометражной картиной. Еще один пример – открытие международного фестиваля “Киношок” кыргызским полнометражным фильмом “Салам Нью-Йорк”.
Вернемся теперь немного назад. К развлекательному кино, цель которых естественно “срубить бабло”. На сегодняшний день фильм снимают все, кому не лень. И не будем скрывать, что качество хромает. Качество так называемой драматургии. Такое явление связанно не с самой киносферой, а непосредственно со зрителем. И не только в кино. Кроме как на развлекательное, граждане пока, что не готовы идти куда-либо. К примеру, если зайти на какой-либо развлекательный концерт, более известный как кулкуу-шоу, то примитивность шуток наблюдается и там. Причем личности на сцене, как и медийщики, забывают об ответственности перед обществом. Они вытаскивают на сцену толстого мужичка и давай изведываться над его параметрами. А на концерте сидят дети, которые пойдут завтра школу и с точной симметричностью будут копировать эти шутки, найдя среди своего социума прототип мужичку на сцене.
За этим всем должно следить Министерство Культуры. И правильно сделали наши деятели кино. Оплакали культуру. Ее похоронили. Министерство не функционирует. Говорят, что Исхак Раззаков ходил на все премьеры фильмов и театров. Конечно, было может их на ряд меньше, но он был в курсе всех тех тем, которые были изображены на афишах.
http://kg.akipress.org/news:596571

Возможно, среди молодых кинематографистов есть те, которые хотят снять “умное” кино. Но так получилось, что у такого кино нет зрителя. И речь сейчас не о фестивальных фильмах, а о реальном умном коммерческом кино, аудитория которого очень мала. Фильмы такого рода автоматом попадают под риск банкрота. Круг зрителей очень мал. Среди молодых пока что нет таких режиссеров. Наблюдается у более взрослого, но не у советских режиссеров. Эрнест Абдыжапаров с картинами “Шахрезада из Кукушкино” и “Влюбленный вор”, Нурбек Эген с фильмом “Пустой Дом”. Из молодых можно заметить “Коргум келет” Нурбека Мусаева”. Вспомните, никто не понял финалов последних двух фильмов. Люди остались с вопросом “и все?”. А зритель у нас не воспитан визуально. Или случай как с “На грани блефа”. Не считая звука, внутренности фильма хороши. Но аудитория – город, который мал и из-за своей суеты не сходил в кино целиком.
Вот и получается, что если не хочешь обанкротиться, то приходиться снимать для другой аудитории. Ош базар.
Без обид, но правда. Связанно это с категорией фильмов “тарых музейинин кинозалындагылар”. В этом зале ставились фильмы, которые постоянно заполнялись. Их всегда смотрели. У этих фильмов доход с учетом соотношения к затрате выгоднее. И аудитория больше. На данный момент Кыргызстан социально-политически строго разделен на два класса. Но стоит ли режиссеру спускаться на их уровень? Или все-таки должны они пытаться поднять зрителей на уровень выше?
Сам лично считаю, режиссеры должны просвещать. При этом не занимаясь нравоучением. Конечно, будет трудно, ведь все это упирается на уровень образования населения, которое в свою очередь упирается в экономическую нестабильность, которая приводит к тому, что нижние слои населения из-за пустоты в сердцах и информаций в мозгах уходят в религию.
На такое дело, как поднятие киновоспитания населения, думаю, пойдет малая часть режиссеров. Их нужно тоже правильно воспитать, и медийно и исусствоведчески.
На сегодняшний день в Бишкеке 2 заведения, которые этим занимаются. Это Институт Искусств имени Бубусары Бейшеналиевой и Кыргызско-Турецкий университет “Манас”. Помимо них на мастер-классной основе обучают молодых Эрнест Абдыжапаров и Темир Бирназаров. Вот 4 становища, которые на сегодняшний день контактируют с молодым поколением. Так же есть АУЦА, который так же как и Манас имеет подход к кино медийно. Ни Департамент кинематографии, ни Министерство образования, ни Министерство культуры. Спасибо большое Кыргызфильму, что дает места для молодых студий. Это повлияло объединению молодых частных студий, а так же на их общую коммуникацию. Года 5 назад все были разбросаны по городу и занимались съемкой тоев.
Общественный фонд “SKC” проводит ежегодный студенческий фестиваль “МедиаБабочка”. В последнем сезоне, когда впервые работы молодых режиссеров на национальном уровне смогли схлестнуться между собой на одном экране, отстаивая имена и Манаса, и И.И. им Б.Б., и мастерской Абдыжапарова, было выявлено, что из 8 кинономинаций 5 забирают ученики Эрнеста Абдыжапарова. Вот такой вот итог получился.
Так для чего все-таки эти мастер-классы, о котором мастера кино не очень-то приветливо отозвались? Для каждого человека кино – это фантастический мир иллюзий, приключений и самых красивых хэппиэндов. И конечно же, каждому хочется окунуться в этот мир. Вот Эрнест Абдыжапаров как-раз-таки помогает прикоснуться к прекрасному. Но не все могут остаться в нем. Это первая и основная миссия мастер-класса – утолить жажду жаждующим. И тогда они осознают, что это очень тяжкий труд, как создание кинокартины, и уходят для дальнейших поисков своих мест. В этом заслуга мастер-классов. Конечно же, есть и те, которые остаются в кино. Не знаю, почему другие деятели кино с таким отвержением относятся к мастер-классам Эрнеста Абдыжапарова, ибо на данный момент большую часть работников Кыргызфильма составляют уже эти молодые кадры. Если кто-то из старшего поколения проявит желание отснять свой фильм, то ему придется набирать в команду из этих же выпускников мастер-классов. С улиц уже брать не логично. С Манаса студенты не пойдут работать до окончания учебы. Там крепкая система. Насчет студентов И. И. им Б.Б. не могу ничего сказать в этом плане. Наверное, они могут совмещать и учебу и практику.
Всегда интересовал вопрос, а почему старшее поколение не снимает сейчас? Если деньги не важны, идей мало?

Вот на другом фронте киносферы, а именно на авторском рынке ситуация куда лучше. Там и старшее поколение, и молодое. Огромное количество красивых авторских работ, которые отстаивают наше имя на просторах зарубежья. Огромное количество призовых мест на разных фестивалей по всему свету. Рекордсменами среди молодых режиссеров на этом поприще могу назвать такие имена как Асель Жураева, Алижан Насиров, Наргиза Маматкулов и Адилет Каржоев. Последние трое ученики такого течения как “Артык-хаус”. Название в честь своего наставника и очень хорошего преподавателя Артыка Суйундукова. Полнометражная картина “Коргум келет” тоже выполнена в этом потоке учений. Аселя Жураева же является ученицей Темира Бирназарова. Вообще, Темир Бирназаров единственный человек, который лично для меня смог объяснить, что такое документальное кино. Реальное искусствоведческое документальное кино, когда камера не вмешиваются в объект и наблюдает лишь из вне. Ничего не трогает, ничего не меняет. Только наблюдение. А все, что строится под камеру – это постановочное документальное или теледокументальное. Но ни как не настоящее красивое документальное. Самый простой пример в работе Асели Жураевой под названием “Дорога в Мекку”. Когда главный герой в комнате ведет свое действие, отключается свет. Перед нами темный кадр. Но герой продолжает разговаривать со зрителем, а Аселя не нажимает на стоп. Черный кадр с голосом продолжается, и через минуту снова включают свет. Весь характер страны за пару минут, и европейские ценители документального кино аплодируют стоя.

Если с учетом рынка, все знают про коммерческое кино, а про авторское кино никто ничего не слышал, то в самой киносфере среди молодых такого разделения нет. Нам не важно, режиссер авторского или коммерческого кино. Мы понимаем и то и другое (кроме самоучек). Самое главное, что мы любим свое дело и хотим, конечно же, чтобы дело получалось качественнее. Мы ищем финансирования сами, мы не получаем тех денег, что выделяет бюджет страны для съемок фильма, за которые бьются между собой члены худсовета. На сегодняшний день молодое поколение своими материалами отстраивает свой кинорынок. Мы имеем количество, скоро будет качество! Хотелось бы пояснить нашим зрителям, чтобы Вы не переставали ходить в кино. Проявите чуть-чуть терпения. И все плохое автоматически отфильтруется. Это кинорынок. А это и мы – деятели кино, и Вы – зрители. Без Вас никак, но и пренебрегать Вами не можем. Если вы считаете, что сходив в кино Вас обманули, не злитесь, но и не молчите. Вы главный мотор к подъему качества продуктов. Критическая команда “СоКино” готова выслушать ваши мнения и претензии и передать их авторам фильмов. Оставляйте ваши недовольства или восхищения прямо у нас на ленте страницы.
https://www.facebook.com/SoKinomediaportal

Comments

comments