Омбудсмен рассказал, как силовики злоупотребляют положением, а прокуроры даже не вникают в суть дел

 

 

vesti.kg

Прошедшее заседание Совета безопасности можно назвать ключевым днем не только в президентстве Сооронбая Жээнбекова, но и для дальнейшего развития Кыргызской Республики в целом. Такое заявление омбудсмена Кубата Оторбаева приводит пресс-служба акыйкатчы.

– Я, как Омбудсмен страны, и сотрудники аппарата акыйкатчы, наверное, как никто другой и лучше многих, осведомлены о том, что на самом деле происходит в госорганах, которые должны сами не только бороться с коррупцией, но и, как правильно отметил уважаемый президент, быть базисной структурой в государственной системе.

Еженедельно, в каждую среду, я принимаю людей, которые приходят за помощью, за защитой и восстановлением их нарушенных прав, за оказанием со стороны института Омбудсмена содействия в решении их споров или проблем с представителями государственной власти. И однажды ко мне пришел аксакал из села Кочкор, который сказал простые, но в то же время гениальные слова, с которыми я абсолютно согласен: «Кубат, – сказал он, – те, кто сидят во власти и имеют деньги, свои вопросы решают в органах прокуратуры и в судах, а у кого нет ни денег, ни власти, в поисках справедливости и за соблюдением закона приходят в Институт Омбудсмена», – сообщил Оторбаев.

По его словам, в 2016 году в адрес Омбудсмена обратились около 16000 человек, из которых 3800 – письменно. В прошлом году количество обратившихся было меньше – около 12881 граждан, из них 3242 – письменно. Большинство заявителей жаловались на действия или бездействие сотрудников правоохранительных органов, прокуроров и судей.

.

Оторбаев рассказал, к каким методам прибегают недобросовестные правоохранители.

– Нам известно, что некоторые сотрудники ГКНБ и МВД злоупотребляют своим должностным положением и совершают незаконные действия – подбрасывают наркотики или иные запрещенные предметы, литературу, – проинформировал омбудсмен. – Таким образом они ломают судьбы невинных людей. По логике и самое главное – по закону, в такой ситуации справедливость и законность должны восторжествовать с помощью прокуратуры и судей. Но на практике этого не происходит. Я сам принимаю участие в мониторинге судебных процессов и неоднократно становился свидетелем несоблюдения самими судьями принципов судебного разбирательства, таких как: состязательность, законность, открытость, справедливость.

Акыйкатчи напомнил, что в соответствии с НПА, прокуратура должна бороться за права человека и за соблюдение всеми гражданами (независимо от чина, занимаемых должностей, положения в обществе и толщины кошелька) каждой «буквы Закона». Однако на практике прокуратура превратилась в карательно-обвинительный орган. А что касается судей, то они зачастую поступают так, как скажет обвинение. Здесь слово «обвинение» я употребил вполне осознанно, так как органы прокуратуры сами ослабили свои позиции «борца за справедливость и законность» и превратились в целенаправленно обвинительный орган.

– Судебная практика Кыргызстана показывает, что большинство прокуроров не следит за качеством следственных материалов и не вникает в детали, – отметил он. – Но если они не вникают в детали, то как они могут полноценно следить за процессуальными нормами и законностью? В результате мы имеем то, что и имеем на сегодняшний день – сырые, сфальцифицированные и сфабрикованные дела передаются в судебные органы, которые тут же выносят «какие надо» приговоры и постановления.

В этой связи Оторбаев считает, что качеству и законности следствия надо уделять особое внимание. Каждое возбужденное уголовное дело должно основываться на неоспоримых фактах, уликах и материалах.

– Полагаю, что никого в Кыргызстане не удивишь и не шокируешь утверждением, что сотрудники правоохранительных органов, не имея в своих руках достаточных и весомых материалов, торопятся возбудить уголовные дела, а потом, пытаясь «замять» свои неправомерные действия, начинают «подгонять» следственный материал надуманной и ничем не обоснованной информацией, – подчеркнул он. – Президент нашей страны также правильно заметил, что в стенах закрытых учреждений Кыргызстана люди годами ждут решения суда. Как омбудсмен, я побывал во всех СИЗО. В некоторых из них не только по два, а и по десятку раз. Я посетил почти все ИВС республики, где разговаривал с обвиняемыми, которых в буквальном смысле следователи забыли посетить. Конечно, я переживаю и предпринимаю все законные меры, чтобы защищать права граждан, которых «подставили» сотрудники силовых органов и превратили их в источник своего дохода. Надо кардинально реформировать МВД, органы прокуратуры и всю судебную систему в целом. Иначе государство и государственные органы будут и дальше восприниматься нашими гражданами также негативно, а уровень доверия к властям не поднимется ни на йоту.

Далее омбудсмен затронул тему вопиющих нарушений, с которыми столкнулся, участвуя в судебных заседаниях.

– В соответствии с законом в таких ситуациях мы в поиске справедливости направляли соответствующие акты реагирования в Совет судей, указывая на незаконные и неправомерные действия представителей Фемиды, и надеясь, что недобросовестные судьи получат заслуженное наказание. Но что получили в результате? От Совета судей почти в 99 из 100 случаев мы получили формальный ответ. Однажды мне пришло письмо на имя… Бакыта Аманбаева! И это через 12 месяцев после смены в стране омбудсмена. Тогда я, не скрывая своего гнева, позвонил в Совет судей, а они не скрывали формальный подход к своим обязанностям, указывая, что… «секретарь ошиблась». Но, куда смотрел председатель Совета судей и остальные члены этого вляительного органа, когда они ставили свои подписи? И это происходит, когда приговоры и решения Верховного суда «окончательные и обжалованию не подлежат», возмутился он.

Comments

comments